Специфика социального служения Церкви в местах лишения свободы.

04.12.2021
Автор: Чикун
Комментарии: 0
Просмотров: 1713
Самый надежный способ определения качества дел – «по плодам».
Принято считать, что в деле духовного попечения лиц, однажды нарушивших закон, и по этой причине выпавших из законопослушного социума, вершиной усилий будет возвращение их в этот самый социум.
Представляется что приемлемое социальное поведение, обретение трудовых навыков, и соответствующее восстановление социальных связей – высшая цель процесса реабилитации, процесса возвращения обществу его оступившихся членов.
Собственно это и ожидается обществом от священников, в последние полтора десятилетия допущенных к работе с осужденными. 
За четырнадцать лет службы в колонии строгого режима, что в селе Аполлоновка Солонянского района, немалое число тех, кто приобрел навык воцерковления, посещая храм св. Георгия Победоносца на территории СВК-21, вернулись к нормальной жизни. И, тем не менее, социально удовлетворительные показатели – следствие, но никак ни цель церковного служения. 
Работа Церкви в местах лишения  свободы не может и не должна сводиться к этому. 

Православное мировоззрение, формирующее соответствующую ему социальную жизнь, существенно разниться с общепринятыми в наше время взглядами на проблемы преодоления преступности и реабилитации в социум.
Обратимся к нему.
Из православного мировоззрения следует, что вся наша планета является гигантским реабилитационным центром по реабилитации в социум небесный. Или местом исполнения наказания с целью исправления. Таким образом, столь беспокоящие общество проблемы преступности, и соответственно реабилитации оступившихся, находятся внутри глобальной проблемы спасения мира и человека. Они не могут быть поняты и адекватно разрешены сами по себе, вне нашей всеобщей эсхатологической перспективы. 
Прежде всего, следовало бы помнить, что преступность принципиально неустранима в пределах исторического бытия человека и человечества. Ибо человечество поголовно состоит из преступников, которым еще только предстоит реабилитироваться в высший, небесный социум. 
Как и положено преступникам, наша свобода ограничивается законом, а относительный порядок обеспечивается принуждением, совершенно необходимо осуществляемым государственными силовыми и административными структурами.
Поскольку  сам социум, по природе свой не может не воспроизводить преступность, постоянно плодя выпадающих за пределы закона, задача возвращения в социум, из которого выпали оступившиеся, бессмысленна и невыполнима. Тем более это невыполнимо в социуме, идеалом которого является достижение благополучия на пути умножения внешних материальных благ. 
И вполне естественно, что возвращаемые в него из мест реабилитации, а учреждения по исполнению наказания по идее таковыми и должны являться, имея опыт преступления закона, опять легко и часто преступают его. Ибо, в подавляющем большинстве, они не имеют иных средств достижения своего соответствия общественному идеалу, коим является беспрерывно нарастающее материальное благополучие.
Отсюда необходимо признать, что в ряду криминогенных причин наряду с исходной поврежденностью природы человеческой души, качество общественного идеала выходит на первое место. 

Общепризнанный идеал жизни, «национальная идея», формируется по мере накопления идентичных индивидуальных жизненных установок. Процесс этот многотруден и не скор и опять же зависим от каждого индивидуального выбора главной цели своей индивидуальной жизни. Поэтому не только возможно, но и должно на индивидуальном уровне противиться порочной установке социума.
Следовательно, формирование ведущей личной жизненной установки, не содержащей мотивации преступления, является главным, если не единственным средством  реабилитации.
Арсенал необходимых мотиваций социума небогат, а главное не универсален, поскольку каждый из имеющихся в распоряжении его мотивов реально недоступен для подавляющего большинства оступившихся. Ведь именно во многом именно потому, что они в силу своих индивидуальных особенностей не смогли образовать семью, обрести достойную специальность и преуспеть в ней, легально, в рамках закона, достичь материального достатка, они и преступили закон. Но даже тем, кому такая мотивация доступна, в любой момент грозит потеря всего этого, поскольку эти мотивационные ценности сами по себе нестабильны.
Собственно отсюда и следует крайняя неэффективность пенициарной системы в конечной фазе процесса возвращения обществу его оступившихся членов.   И если с начальной фазой – содержанием под стражей – дела обстоят неплохо и наблюдается заметный прогресс, то «на выходе» - воз и ныне там.

Единственным универсальным и стабильным мотивом, обеспечивающим социальное поведение, неизмеримо превосходящее норматив, является обращение осужденных к вере. К вере, согласно которой «искание Царства Божья и правды его» действительно становится главнейшей целью всей их дальнейшей жизни.
 Действительно стремящиеся к «жизни будущего века», принимают все без исключения обстоятельства своей земной, временной жизни как средства к достижению небесной цели. Последовавшим Христу «все служит ко спасению». Заботясь о следовании святым Христовым заповедям, таковые не переживают, не заботятся о том «что есть, что пить, во что одеться». Все это им действительно прилагается от Бога.
В случае обретения веры истинной, социальные условия, ради избирательного предоставления коих  и затеваются всевозможные реабилитационные центры, оказываются вторичным, прилагаемым фактором, не требующим специальных забот. 
Никакими психологическими установками невозможно достичь этого состояния. Такое возможно лишь при непосредственном воздействии Бога, происходящем в церковных таинствах. Прежде всего, в таинстве Евхаристии.

Поэтому устроение в местах лишения свободы реальных евхаристических общин и является самым доступным и универсальным реабилитационным фактором.  Реальное воцерковление оступившихся через участие их в литургической жизни Церкви – центр приложения усилий служащих в колонии священников.
В колонии строгого режима СВК-21 с.Аполлоновка, построен и в 2003 году освящен храм св.великомученика Георгия Победоносца.  В настоящее время приходская община оснащена всем необходимым и достаточным, для полноценной литургической жизни и формирования у осужденных верных, согласных святоотеческой традиции, представлений о смысле и цели духовной жизни, а так же о средствах достижения ее. В классе катехизации оборудована библиотека. Есть видео и аудио техника с соответствующими аудио и видеоносителями. 
В существенных материальных вложениях для повышения качества служения, осуществляемого «спасения ради» оступившихся, община не нуждается. Текущие потребности в богослужебных и катехизаторских книгах, свечах, ладане, лампадном масле и прочим необходимым для богослужения, а так же для  проезда к месту службы, полноценно покрываются средствами приходов Борисо-Глебского, с.Башмачка и св.Василия Великого, с.Васильевка, и не превышают 200-300грн. ежемесячно.
В настоящее время в окормлении свято-Георгиевской общины СВК-21 занято четыре священника, вольно пожелавших принять участие в этом специфическом служении.
Настоятель – протоиерей Александр Ильменский. с.Башмачка
Второй священник – иерей Владимир Красуцкий, с. Васильевка.
Третий священник – иерей Димитрий Дегтярев с. Привольное.
Четвертый священник – иерей Петр Нагайчук с. Аполоновка. 
Все являются клириками Солонянского благочиния.
Практика тринадцати лет службы в местах отбывания наказаний показала целесообразность следующей организации служения: богослужебное и катехизаторское общение должно проводиться еженедельно. Чередуясь, литургия и катехизация, способствуют делу обращения «оступившихся» на путь спасения. 

Руководитель отдела Днепродзержинской Епархии по работе в 
местах исполнения наказаний, настоятель храма св. вмч. Георгия в СВК-21  
Протоиерей Александр Ильменский


Копирование и использование материалов сайта без предварительного согласования запрещено.

Автор: Протоиерей Александр Ильменский

Комментари

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вхід ]